Останавливается велосипедист на красный свет рядом с Майбахом и как-то так неаккуратно делает на машине царапину через весь бок. Опускается тонированное окно. Машина полна людей.
Один:
— Ну, ты, мужик, попал на 10000 зеленых.
— Нет проблем, — велосипедист из рюкзака достает названную сумму и отдает в окно.
— Где ж ты столько набрал? Кем работаешь?
— Киллер я профессиональный.
В машине посовещались. Крайний протягивает ему назад деньги:
— Извини, братан, возьми свои 10000
Велосипедист:
— Вы не поняли. С каждого.

— Сто двадцать километров в час?! Да я ехал от силы 30!
— Может быть, еще скажете, что стояли на месте?
— Да, в сущности, так оно и было!
— Хорошо, оплатите штраф — остановка здесь запрещена.

Два священника устанавливают на дороге щит с надписью: «Остановись, конец уже близок! ! Поверни, пока не поздно! «.
Мимо них на огромной скорости проезжает фура, водитель кричит и машет кулаком:
— Проклятые сектанты, достали вы уже!
Машина скрывается за поворотом, оттуда слышен грохот и громкий бульк.
Один священник говорит другому:
— Похоже, ты был прав, надо было написать просто «Мост разрушен».

Экзамен по вождению.
Звонит мне как-то друг Серега Иванов и говорит: «Слушай, старина, у меня тут экзамен по вождению. Не мог бы ты его за меня сдать.»
Хвалиться не буду, но честно скажу — я в юности был гонщиком. «Почему бы и не помочь приятелю?» — решил я.
Переклеили мы фотографию на экзаменационном листе и поехали к месту сдачи экзамена.
Когда очередь дошла до меня, то есть до фамилии моего друга, я уверенно сел за руль с треугольничком «У». Старший лейтенант, который принимал экзамены, в парадном обмундировании стоял около машины и на капоте заполнял какие-то бумажки. (далее…)

Заправляюсь на BP, время позднее. У стоечки, где отпускают кофе с
булочками, передо мной два человека. Молодой гаишник, и какой-то
автомобилист в штатском. Тот, который в штатском, держит на изготовке в
руке пятисотенную купюру. Гаишник забирает свой кофе, сдачу, потом
поворачивается и на автомате забирает из руки стоящего за ним юноши
пятисотку, и движется к столику. Юноша моргает глазами. Потом
возмущается — «за что?! Я же ничего не нарушил!». Гаишник, растерянно,
ах, да, извините, задумался. Возвращает купюру.